ЧАСЫ

Мимоходом. Который час?

Автономка. Где-то середина плавания. Все, вроде, еще ничего, но усталость и раздражение потихоньку появляются. В ноль часов заступает первая смена. На пульт ГЭУ вваливается наша троица: электрик старлей Антохин, левый оператор каплей Денисбаев, он же Дыня и я, правый оператор, старлей Белов. В ожидании команды «От мест отойти!» завязывается оживленная дискуссия. На настоящий момент самая животрепещущая тема – переход на зимнее время. Перевод стрелок часов взад-вперед в нашей могучей стране начал практиковаться не так давно, и народ еще постоянно путается. Нынче на дворе, а точнее, за бортом осень, и мнения разделились. По одной простой причине: перевод стрелок вперед означает уменьшение нашей вахты на один час и, соответственно, на то же время сокращение сна следующих за нами. Или наоборот. И мы стоим на час дольше, и они спят больше. Вот мы со стрелками и запутались. Но как же хочется порой верить в лучшее, даже независимо от обстоятельств. Каждая смена упирается и с пеной у рта отстаивает свою точку зрения. К отбою тревоги сошлись на том, что третьей смене волноваться все же не резон. Они могут потерять час лишь на сне, а вот нам предстоит одно из двух: стоять либо на час больше, либо на час меньше. Второе предпочтительней.
Сменились. Вечно замученный Антохин собрал доклады и быстренько погрузился в призрачный мир полудремы, когда вроде спишь, но на внешние раздражители реагируешь чутко. Дыня извлек «Войну и мир» и принялся изучать специфику взаимотношений князя Болконского и Наташи Ростовой. Я же приступил к устранению пробелов знаний по общекорабельным системам при помощи груды технической информации. Воцарилась рабочая тишина. Только гудели приборы и изредка раздавались нечленораздельные звуки со стороны Антохин.
Прошел час. Оттарабанили очередной доклад в центральный пост. Дыня, выдав монолог в «Каштан», отложил книгу и вперился взглядом в циферблат морских часов, висевших аккурат перед ним.
— Ё-мое! Еще три часа! Охренеть можно!
Антоха, не приходя в сознание, пробасил в ответ:
— Дынька, помолчал бы лучше! Ты что в первый раз на вахте? Будь другом, не шуми, дай покемарить…
Дыня заерзал в кресле.
— Лучше в каюте дрыхнуть. Мужики, я все же думаю, что часы переводят на час вперед. Паш, а ты как?
Я оторвался от схем и прикинул возможный вариант.
— Да, неплохо. В два часа стрелки на час вперед. Станет три часа. А там уже совсем ничего осталось. Хорошо бы…
Дыня загорелся. Еще минут пять вслух рассуждал о правильности своего подхода, просчитывал варианты экономии электроэнергии в масштабе страны при переводе времени на час вперед, и наконец, убедил самого себя в верности своих умозаключений. Антоха, все это время страдавший от шума, порождаемого монологами Дыни, не выдержал и разругался.
— Чего ты завелся? Бу-бу, бу-бу! Как на базаре! Ты на вахте или где? Е…о в табло и думай о своем! Ума не хватает? Так позвони в центральный, спроси Грозного, он же там бдит, все знает! Но не стрекочи!!!
Дыня хлопнул себя по лбу.
— Точно! Вот голова деревянная, сам не догадался!
И начал вертеть кружок телефона. Виталик Грозный – наш командир группы трюмных, вахту несет в центральном посту. Всегда в курсе всех событий.
— Центральный! Виталь, это ты? Слушай, старик, у нас спор возник. Часы сегодня назад или вперед переводят? Не знаешь? Спроси у штурманов, это же их проблема. Ну, давай, жду…
Дыня прикрыл трубку ладонью.
— Они и сами там ни бум бум. Сейчас узнает.
Снова приник к трубке.
— Что? Вперед? Виталька, это точно, без дураков? Ну, спасибо дружище! Мерси! Отлично!
Дыня с торжествующим видом положил трубку на аппарат.
— Ну что, быки колхозные, притихли? Кто прав? На час вперед! Дышите ровно, нам скоро сменяться!
Откровенно говоря, я не сильно задумывался над временным вопросом, но преспектива отстоять на час меньше обрадовала и меня. А уж вечно умирающего от недостатка сна Антоху так вообще окрылила. Он восстал из небытия и даже открыл глаза.
— Дыня. Это не шутка?
— Чего пристал? Я же вам, балбесам, говорил! Не верили…
Антоха молча повернулся к своему пульту и начал заполнять журнал. Мы тоже.
Без пяти два Дыня торжественно обьявил:
— Через несколько минут по всему кораблю пройдет команда: стрелки часов на час вперед! И нам останется тоже всего один час!
Прошли доклады. «Каштан» молчал. Пошел третий час ночи. Дыня заерзал в кресле.
— Что они там? Уснули?
Часы показывали уже две минуты третьего.
— Дыня. Тебя обули как младенца. А ты, бестолочь, уши-то и развесил!
Антоха сплюнул со злости и приготовился снова уйти в нирвану. И тут ожил «Каштан». Голосом родного командира он возвестил:
— Согласно Указа Совета министров СССР, сегодня в два часа ночи производится переход на зимнее время! Стрелки часов в два часа ночи переводятся на час вперед. Внимание по кораблю: перевести стрелки морских и встроенных часов на час вперед! Командир.
И отключился. Дыня ликовал.
— Вот! Вот! Кто прав! Ты Антоха только наезжать на людей умеешь. Слышал?
Антоха не отвечал. Замечание было справедливое. Мы перевели часы, и убедились, что до конца наше смены осталось уже меньше пятидесяти минут. Книги были отложены, журналы заполнены заранее, завязался традиционный автономочный разговор. Как всегда о женщинах. А о чем можно говорить в минуты хорошего, отменного настроения? Только о них! За обсуждением половых проблем время пробежало незаметно. Первым спохватился недоверчивый Антоха.
— Мужчины. А почему не дали команду «Второй смене приготовиться на вахту»? Давно пора.
Не знаю почему, но я сразу почувствовал неясные опасения. С командами иногда происходили накладки, всякое бывало, но чтоб вахтенный механик, наш комдив Петрович забыл? Такого не случалось. Он мог созвать смену на развод раньше срока, но позже- никогда. Прошло еще десять минут. Вторую смену строить явно никто не собирался. Связь безмолвствовала. Антоха с неприкрытой ненавистью вперился в Дыню.
— Так кто на кого зря наехал? Что скажешь, моряк недоделанный? А мы тут, как мальчишки, нюни распустили… Отдохнем, поспим, пора меняться!!! Тебе Денисбаич, в степи родные надо, с твоей логикой и интуицией. Баранов пасти!!!
Вахту так и не построили. В четыре часа собрали очередные доклады и все. Дыня сидел, боясь пошевелиться, и не поднимая глаз от палубы. Я снова вытащил схемы и продолжил учебу. Антоха ворочался в кресле, пытаясь устроить тело поудобнее для дремы. О том, что часы мы перевели неверно, как-то, не хотелось думать. Но нам напомнили.
Замигал и включился «Каштан». Командир довольным, ехидным голосом поинтересовался:
— Пульт! К смене уже приготовились? Вахтенные журналы заполнены? Порядок навели? Денисбаев, отвечай!
Дыня принялся что-то мямлить о работе установки, отсутствии замечаний и прочей ерунде. Очень растерянно и неубедительно.
— Хватит нести околесицу! Ну, вы, господа управленцы, и шланги! Слушай приказ! Личному составу третьей смены вахты ПУ ГЭУ перевести часы на два часа назад, ввиду ошибки совершенной при переходе на зимнее время. Жду доклада о переводе.
Все верно. Часы-то, оказывается, на самом деле все перевели назад, а мы вперед. Теперь нам пришлось отмерять уже два часа назад. Боже мой! Как тягостно ожидая, что вот-вот положишь голову на подушку, получить еще два часа полновесной вахты. И только из-за своей дурости. Было четыре часа ночи, стало опять два.
До конца вахты на пульте царила гробовая тишина, лишь изредка нарушаемая всеми видами корабельной связи. О шутке, в считанные минуты прознала вся неспящая часть корабля, и каждый считал своим долгом выразить то ли соболезнования, то ли злорадное удовлетворение нашим казусом. Но это были еще цветочки… Днем над нами начал потешаться весь корабль. И потом еще долго в кают-компании командир предлагал Денисбаеву перевести стрелки на часик назад и поужинать второй раз, а потом еще и третий.
А поймали нас очень просто. Когда Виталька по простодушию поинтересовался у командира о часах, тот мигом смекнул что к чему. И в два часа ночи, обьявляя всему кораблю, нас попросту отключили, а после командир отдельно для нас выдал ложную информацию. А мы, олухи царя небесного, увлеченные дебатами, даже не сообразили запросить любой отсек, и словно детишки, ждали, когда нас позовут спать. Вот и верь после всего этого людям!

Добавить комментарий