Мичман

Мимоходом. О, сколько нам открытий чудных…

Дальний поход- штука серьезная. Но кто думает, что выполнение боевой задачи- самое важное, тот ошибается. В автономке, кроме выполнения боевой задачи, командование корабля решает еще одну злободневную проблему. Как занять свободное время? Не свое естественно. Личного состава, экипажа. И если офицеры и мичмана находят, чем себя занять (об этом я уже говорил), то группа «К» озабочена тем, чтобы на эти занятия оставалось как можно меньше времени. Ну затем, чтоб бдительность не теряли, не расхолаживались. Занятия по специальности, учения, большие и малые приборки- это малая часть. Большая часть — зачетные листы. Уникальное изобретение. Прослужи ты хоть двадцать лет, будь ты семи пядей во лбу, а в гражданской жизни лауреатом Нобелевской премии- будь спокоен. По выходу в дальний поход, тебе выдадут: лист по специальности 70-100 вопросов, лист на управление кораблем 60-80 вопросов, лист на управление группой 40-50 вопросов, и как довесок- лист на вышестоящую должность, правда по желанию. Выдали — сдавай! А чтобы не похеряли, замполит вывешивает график, на всех, и от «большой» занятости, ежедневно отмечает, сколько конкретно каждый сегодня сдал вопросов. По субботам, перед баней, по общекорабельной связи читается проповедь на весь корабль, и отстающих, карают живым словом. Получил и подмылся. Вот все и крутятся. Матросы сдают мичманам, мичмана- офицерам, офицеры- командирам боевых частей, те- старпомам, старпомы по идее- командиру. Само- собой, по большей части все делается втихаря, кулуарно, чем дольше служишь- тем меньше нервотрепки. Годковщина узаконенная. Подошел, протянул лист- подписали. Но незаслуживающие доверия сдают фактически. Кто на что горазд. И вот тогда открываются такие глубины…
В экипаже кавторанга Тимоненко, с которым я имел честь отправиться в свою первую автономку, служил начальником секретной части мичман Климов. Из за несколько кокетливой, женской манеры поведения и толстой, рыхлой фигуры, его все называли Мамочкой. Мамочка мичманом был молодым, и став после учебки секретчиком задрал нос. Как же, единственный из мичманов живет отдельно, вместе с командиром таскается по штабам, запанибрата со старпомами, всегда на виду. Пуп на ровном месте, да и только. А мой будущий командир , тогда еще старпом Светляков, периодически указывал Мамочке на его место, не взирая на всю Мамочкину нужность. Причем указывал с издевкой, и очень едко. Когда Мамочке вручили зачетные листы, он их со всей своей важностью попросту похерил. Время шло, мамочкины листы оставались девственно чисты, пока старпом не вспомнил о «любимом» секретчике. Узрев белоснежную чистоту бумаги, старпом закатил Мамочке такую истерику, что тому мало не показалось. Взмыленный мичман бросился наверстывать упущенное. Но по природной лени, корабль Мамочка изучать не торопился. Вопрос там на халявку подпишет, там подпись выпросит. Таким образом все и продолжалось, пока Мамочка не добрел до вопросов по механической части. К тому времени старпом уже просек Мамочкины хитрости, и все зачеты у него принимал уже сам.
Вопрос » Источники основного и резервного электропитания корабля» ленивый секретчик решил сдать дистанционно, не пачкаясь. Личным осмотром турбогенератора и дизеля себя решил не утруждать ,да он и слов-то таких не знал, а спустился к нам на пульт, чтобы в доступной для его ума форме получить ликбезовский курс.
На ПУ ГЭУ шла обычная автономочная вахта. На левом борту оператор Белов, я (зеленый лейтенант) постигал тайны конденсатно- питательной системы, зарывшись в инструкции. На правом борту оператор Денисбаев (опытный офицер), в простонародье — Дыня, беззвучно шевеля губами, сосредоточенно изучал творчество братьев Стругацких. На «Каме» дремал огненноволосый старлей Шура Антохин, командир электротехнической группы, мастер коротких замыканий и приемов питания с берега. Шура перед вахтой шесть часов перебирал обратимый преобразаватель, и теперь покоился в кресле в состоянии блаженного полуобморока. Мамочка не церемонился.
— Александр, ну ты мне вкратце скажи про это самое питание, чтобы старпом отвязался. Будь другом!
Мамочка начал с места в карьер потряхивать полусонного Антохина. Антоха недовольно приоткрыл глаза.
— Мамочка! Обалдел что ли! Дуй в 9 отсек, к старшине команды. Дмитрич все расскажет, покажет, тебе же понятней будет! И так ни хрена не знаешь, хоть в голове что- нибудь останется. Ну а если, и правда запутаешься- приходи объясню.
Идти в корму «секретный» мичман совершенно не хотел. «Люксовская» спесь не позволяла.
— Александр, корма для вас, механических сил, а для меня после 5-бис отсека уже винты идут. Что я там забыл?
Видимо фраза о винтах и ненужности кормовых отсеков сильно задела сердце гордого электрика, он окончательно восстал от сна и поглядев на мамочку, вздохнул.
— Шут с тобой секретарь. Слушай: у нас два реактора. Знаешь? От каждого идет две трубы. От реактора левого борта в 8 отсек, от реактора правого в 9. Сечешь? По ним идет пар…
Мамочка лихорадочно записывал в тетрадь, и только кивал головой. Антоха продолжал:
— В 8 и 9 отсеке, в каждом, по одной турбине ГТЗА и одному АТГ . ГТЗА вращают винты, а АТГ дают напряжение. АТГ в восьмом дает плюс, в девятом- минус. Запомни- это главное!!! От каждого идут провода в 6 отсек. Ты у меня в шестом был? Самый большой щит на средней палубе видел? Вот там провода и сходятся. Плюс на минус- вот и ток! А уж из шестого розетки всего корабля запитываются. Вот и все. Проще некуда! Это основное питане. А резервное- дизеля. Когда АТГ ломаются, пар на дизеля подают, а там все так- же. Просто, как все гениальное!
Мамочка закончил писать и вытер пот со лба.
— Спасибо Александр!!! Пока из головы не вылетело, пойду старпому сдам! А говорили трудно….
И Мамочка исчез за пультовской дверью. Просидев всю лекцию с выпученными глазами, мы с Дыней зашлись в истерическом хохоте. Антоха же, крутился в кресле и бормотал:
— Ах ты флотский аристократ нашелся, эстет люксоидный! Тупой как барабан, а туда же… Был бы хоть мичман грамотный, а то…
Минут через десять мы успокоились, и вахтенная рутина потекла своим чередом. А еще немного погодя, квакнул «Каштан», и какой- то странно булькающий голос, отдаленно напоминающий Светлякова, осведомился:
— Антохин на вахте?
— Так точно!
— Что же вы Александр Владимирович, мичмана Климова в заблуждение вводите?
— Да он…
Шурка приготовился оправдываться.
— А я, слушаю его и чувствую: какая-то ерунда! Ведь из восьмого не плюс, а минус идет. Все наоборот! Ха-ха-ха!!!!
И «Каштан» стал исторгать из себя такой смех, какого я больше нигде и никогда не слышал.
Хотите верьте, хотите нет, но тогда таких уникомов было немного, а вот в последние годы их армия многократно возросла. Может и правда, из восьмого минус шел?

Добавить комментарий