Нардыы

Мимоходом. Характер, однако!

Прикоммандированный подводник- существо обособленное. Тебя взяли и оторвали от родного коллектива. Засунули в другой экипаж. Приказали: месяца на четыре- ты их. Служишь в своем экипаже, а в этом в командировке. На соседнем пирсе, к примеру. Или в автономке. Заболел у них кто- то, или должность вакантна. А в море надо. Вот тебя и рекрутируют.
Меня воткнули в этот экипаж за несколько суток до выхода. Личный состав уже укомплектовали, но в последний момент один из управленцев изобразил язву и слег в госпиталь. Вместо него выцепили меня. Я, как положено прибыл, доложился и получил место в каюте. Вопреки правилам, меня поселили в пятом ракетном отсеке, в четырехместной каюте. Наше жилище было воистину интернационально. Жило нас четверо, ракетчик- командир отсека, два управленца, и офицер из РТС. На вахте стояли в разных сменах. Я и ракетчик в первой, с двенадцати до четырех, другой управленец в третью, а каплей Мастеров, по прозвижу Мастер, из РТС во вторую. Вахту Мастер нес в ЦП на БИУСе, возвращался с неё всегда измочаленный и изнеможденный. Мало того, что вторая смена всегда считалась собачьей, спать то всегда под утро больше всего хочется. Так она стояла вместе с командиром. А тот служить заставлял по полной форме, и все четыре часа доставал всех присутствующих в ЦП всевозможными каверзными вопросами. Дремал в кресле редко, и держал народ в постоянном напряжении.
Сутки на третьи после выхода, когда чехарда поулеглась, и жизнь вошла в спокойное русло, случилось занятное событие. Ночью, в четыре утра моя смена сменилась с вахты и завтракала в кают- компании. Командир завтракал вместе с нами, перекуривал, и потом шел в ЦП менять старпома и оставался стоять до обеда. Надо сказать, командир вырос на Кавказе и очень любил в свободную минутку перекинуться с кем- нибудь партию, другую в нарды. Шешбеш, кошу, кому как угодно. Игру эту он обожал, и даже купив красивый подарочный экземпляр, презентовал его кают- компании. Так вот, в тот день командир прожевав «квадратные» яйца, оглядел дожевывающих завтрак офицеров и спросил:
— У нас в этой смене в кошу кто- нибудь играет?
За прошедшие дни, я уже успел убедиться, что никто. Сам я тоже очень любил нарды. На заводе, где я работал после школы, нарды почитались до небес. На перерыве к столам в бытовке пробиться было просто невозможно. Играл весь цех. Каждый токарь и фрезеровщик считал своим долгом иметь личную кошу, которые вытачивались с учетом вкусов и пристрастий каждого. Была и у меня. К моему огорчению, в моей смене любителей покидать камни не нашлось. Поэтому когда командир задал вопрос, я не раздумывая ответил:
— Я товарищ командир.
Командир посмотрел, и хмыкнув в усы бросил:
— Ну, садись Белов, перебросимся пару партий.
Разместились мы за журнальным столиком. Командир исподлобья поглядел на меня и спросил:
— Белов, ты в «короткую», с выбиванием играешь?
Не зная мои давние игровые навыки, командир очевидно думал, что играть я умею только в самые примитивные варианты, вроде простой или «бешенной». Но, получив к своему удивлению утвердительный ответ, даже позволил себе улыбнуться:
— Тогда начали.
Первую партию я продул подчистую. Сказалось долгое отсутствие практики, да и манеры игры противника я еще не знал. Командир что- то приговаривал под нос, кидая кости, посматривал на меня и довольно улыбался. Я же в процессе игры понял, что командир игрок выше среднего, но чересчур прямолинеен, как будто думает, что проиграть при всем желании просто не сможет. Вот она командирская натура- то! Вторую игру я довольно легко взял. Командир удивился. Третью игру я закончил победоносно, не дав выбросить командиру ни одной фишки, что считается особо позорным проигрышем. Горечи поражения командир ничем не высказал, разве только ожесточеннее бросал камни, и стал реже улыбаться. В четвертый сеанс я снова наголову разгромил противника не оставив шансов на реванш. С минуту командир сидел молча, встал и направляясь к выходу бросил:
— На сегодня хватит. Завтра продолжим. Отдыхай Белов.
После ухода начальника народ вытащил видеомагнитофон и расселся смотреть кино. После кино особенно не спалось, я лежал, читал книгу, ходил курить. Бодровствовал, одним словом. Таким манером я докантовался до восьми утра. Вторая смена сменилась с вахты, и в каюту влетел взвинченный до верхнего упора Мастер.
— Твою мать! Не вахта, а смерть! Шеф как с цепи сорвался, перетрахал весь центральный вусмерть! Все хреновые, все вахту нести не умеют, все ни черта не знают. Короче все козлы, а он дАртаньян! Побудил всех командиров подразделений, нотации читать. Мне приказал новые зачетные листы выдать! Глупый я, ничего не знаю! Ё моё, его как будто в нарды обули словно щенка….
Мне показалось, что я ослышался. Перебив монолог Мастера, я сознался:
— Я с ним играл. Три один в мою пользу. Это что смертельно?
Мастера вздыбило.
— Блин!!! Тебя что, не предупредили? Не вздумай у него выигрывать! У нашего шефа самолюбия больше чем здравого смысла. Он же себя Джомолунгмой считает, а всех остальных эмбрионами! Для него проигрыш, как коровье дерьмо на голову при всем народе. Запомни: одну партию выиграл- три проиграй! Просек?
Я просек. В течении дня меня еще трое из вахты ЦП второй смены убедительно просили унять гордыню и сдаться командиру, как можно более корректно.
Ночью, после смены я позавтракал. Командира еще не было. Я пошел перекурить, а затем снова отправился в кают- компанию. Командир уже доедал.
— Белов! Где пропадаешь? А ну садись.
Мы сели. Первую игру, согласно плана я выиграл. Хотя сегодня командир играл несравненно сильнее, чем вчера. Шеф только сжал губы, и прищурил глаза. Вторую, я бессовестно сдал. Третью и четвертую тоже. Потом мне стало стыдно, за столь явное подмахивание, и я решил последнюю сражаться до конца. Но командир вдруг посмотрел на часы:
— Ладно, Белов! Завтра продолжим. Старпом ждет.
Потом неожиданно подмигнул и засмеялся.
— А ты лейтенант неплохо играешь. Вчера меня так отделал. Но сам видишь, опыт штука великая! Учись!
И ушел в центральный.
В эту ночь я с нетерпением ожидал Мастера. В восемь Мастер блаженно улыбаясь, ввалился в каюту.
— Ну, как? Что командир?
— Слушай старик! Проигрывай ему почаще. Я так давно на вахте не балдел. Прикинь, шеф пришел, рот до ушей, упал в кресло и пошел анекдоты травить. Никогда с ним такого не было! Потом попросил какой- нибудь детектив!!! Он же ничего кроме инструкций не читает!!! А потом уснул!!! Я под такое дело даже покемарить умудрился. Проигрывай ему. Болезненное самолюбие. Всю дорогу лучше всех хочет быть, а тут ты со своей кошой. Характер, однако! Понимать надо!
До конца автономки я играл с командиром по правилу: одну себе, три ему. По приходу получил благодарность за поход от командира дивизии, по ходатайству командира корабля и приглашение остаться у них в экипаже навсегда. От второго я отказался.

Добавить комментарий