Ленин555

О вожде пролетариата, памятниках культуры и вещем слове

«…личность характеризуется не только тем, что она делает,
но и тем, как она это делает…»
(Фридрих Энгельс)

Маленькие города всегда и во все времена страдали комплексом неполноценности. Того нет, того нет, этого тоже не хватает. Все не как у людей. И все градоначальники во все времена стараются придать своему даже самому захудалому поселку черты, если не столицы, то, по крайней мере цивилизованного города со всеми атрибутами. Что, в общем- то похвально! В наших городках, все это было отдано (во всяком случае, раньше) вездесущим политорганам., главной культуропродвигающей силе флота. И политорганы старались. Ну, какой цивилизованный город без памятника Ленину на центральной площади? Владимир Ильич крайне необходим! Его ведь везде ставили. Но бьюсь об заклад, таких вождей, как в отдаленных военно-морских гарнизонах, нигде в стране больше не было. В нашем родном Гаджиево, на нашей единственной площади, спиной к школе, лицом к ДОФу возвышался Ленин-хулиган. Не знаю, кто его ваял, скорее всего, тайный враг марксизма-ленинизма и явно не профессионал, но человек с большим и глубоким чувством юмора. Вождь, в обтягивающих штанцах-дудочках (посмотришь, так Владимир Ильич без мыла в них не влазил), руки в карманы, полы пиджака закинуты назад. Коренастый, мускулистый. Вся фигура дышит желанием кого-нибудь побить и дать пинка под зад. Если бы снять кепку и вместо неё водрузить канотье- вылитый одесский бандит времен НЭПа. Чудесный вождь! С такими физическими данными как у скульптуры, Владимир Ильич наверняка дожил бы до наших дней, и в ус не дул. А вот в Оленьей губе (он же Мурманск-62), «районном» центре Гаджиевской «области» средств не хватило даже на неполноценного скульптора, и Ленина лепил дилетант, скорее всего из матросов восточной национальности. На тело вождя тратиться не стали, весь материал вбухали в голову. Большую и красивую. Между собой мы называли памятник могилой хана. Скульптор азиат тоскуя по родине, придал Ленину столь яркие восточные черты лица, что не будь на постаменте надписи, я принял бы его за памятник Хо-Ши-Мину. Так и щуриться до сих пор узкоглазый и редкобородый Ленин-хан на унылый пейзаж губы Оленьей, и мечтает о бескрайних степях, горячем коне и чашке кумыса.
Памятники вообще-то, всегда были коньком политотделов, точнее начальников политотделов. Каждый вступавший на пост главного политика и воспитателя флотилии, считал святым долгом увековечить в камне или металле свою деятельность на этом посту. Как фараоны строили пирамиды, так замполиты строили памятники. Всего с одним различием: пирамиды хоть остались одним из чудес света, да и в конце- концов их в них хоронили. Наши же ваятели своими монстрами кажется, пытались подчеркнуть грандиозность своей должности. Кто во что горазд! Около штаба нашей дивизии, а он был на ПКЗ, на берегу стояла отлитая из бетона подводная лодка первого поколения в натуральную величину, окрашенная в родной черный цвет. Голубой мечтой любого офицера было служить на этом исполине. А что? Раз в полгода засучил рукава, покрасил- и свободен! А чего стоит разместившийся рядышком с этой лодкой монумент подводникам- первопроходцам! Три колонны, метров под двадцать, возносящиеся в небо и символизирующие ракетный залп, лабиринт бетонных панно перед ними. Сколько деньжищ вбухано! Пару лишних домов построить можно. Народ конечно к ним привык, неуютно без них как-то, но все же! Ведь никто не против памятников. Они нужны. Напоминать о погибших, в назидание живущим. А смотришь на памятник погибшей дизельной лодке в Оленьей губе, и за них обидно становиться. Лучше ничего, чем такое. Все по методу: тяп- ляп, ржавая арматура, расколотая бетонная бескозырка, полное отсутствие вкуса и желания. Но зато видна работа: бетона много, краски море, объем внушает уважение. Кошмар!
Вдоль всех дорог и берегов, на скалах высечены профили Ленина и лозунги былых времен. Как всегда монументально и на века. Где их только нет. То на скале возникнет взлетающая ракета, то на сопке портрет Гагарина. Пейзаж конечно оживляет. Но к чему тратить столько сил и средств на безвкусицу? Думаю гораздо проще было- бы ставить каждому начпо гранитный валун, и высекать на нем его имя. Дешевле, да и страна знала бы своих «героев» поименно. И ставить эти камни в одном месте, ну вроде японского сада камней. Наш советский каменный сад замполитов. Бешеная популярность обеспечена!
Следующим этапом трудовой деятельности политорганов идет воплощение военной мысли в словах. Это же неумирающие перлы! Это чудеса словестности! Это неповторимый советскозамполитовский сленг! В матросской чайной, во всю стену плакат: «Попьешь чайку- позабудешь тоску!» Ну, просто панацея для всего человечества! Заварил грузинского чайку с опилками, испил, и все- блаженство и покой! Большего и не надо. Теперь- то я понимаю, почему весь рекламный бизнес набит бывшими ответственными комсомольцами. Они же на нас отрабатывались! Очень даже, похоже. А лозунги. Ну, к примеру. » Не чистишь бляху -в бою дашь маху!» Нравиться? Или » Красив в строю- силен в бою!» Наш замполит взял и в воспитательных целях развесил по казарме такие постулаты. Циничные военные моряки вскоре дополнили существующие лозунги своими, наподобии: «Подшил сопливчик- молодец! Придет врагам страны конец!», или «Твердо держишь шаг в строю, победишь в любом бою!». И еще много других. Самое приятное, что зам одобрил, и добросовестно размножил. Лично мне понравился один (его, кстати, зам почему- то не издал): «Пускай дрожат все страны НАТО — на флоте выдана зарплата!» Очень актуальный для последних лет лозунг.
Один раз, в ожидании очередного заезда крупномасштабной звездопогончатой проверки из Москвы политотдел обновлял интерьер казарменного городка. Всем замам поставили задачи, и они разбежались по своим делянкам творить антураж. В казарме два подъезда. В одном штаб дивизии, в другом учебный центр торпедистов. Торпедный политбог водрузил над своим подъездом плакат с победной надписью «Все торпеды- точно в цель!». Начпо дивизии над своим подъездом вывесил более общий лозунг «Наша цель- коммунизм!». Все бы хорошо, но главное в вооруженных силах — единообразие. Ширина плакатов одинаковая, краска из одной бочки, буквы установленного размера. Вот где- то посреди казармы лозунги и слились в один длинный лозунг. Прикинули, что получились? Прикинул только маршал, мельком взглянувший на казарму и чуть не отдавший богу душу от возмущения. В какую — такую цель все торпеды, да с такой точностью? Правда, сильного шума не было. Нашу цель оставили, а что в неё пускают, убрали. Вместе с торпедным замом. Он же боезапас по цели пускать намеревался. Вот такая словестность интересная.
Но, несмотря на все конфузы и неудачи институт замполитов свято верил в свое предназначение. Они, и только они светоч и носитель культуры в серой массе моряков. Устремления воспитателей носили всеобъемлющий, но очень выборочный характер. Вот, в 1988 году в автономке, каждый сеанс связи политотдел Северного флота, с гордостью за страну сообщал нам всем о невероятных надоях молока в Нечерноземье, ошеломляющем урожае зерновых и подавляющем воображение количестве выплавленной стали. О самой волнующей теме, о, Олимпиаде в Сеуле сообщили по военному лаконично. Через неделю после её окончания. Столько-то золотых, серебряных, бронзовых. Все.
В том же походе, к нам на борт загрузили первый в дивизии, если не во флотилии монументальный отечественный видеомагнитофон » Электроника — ВМ12″. На кинобазе замполит, подойдя очень ответственно к вопросу культурного досуга личного состава, отобрал кассеты по списку фильмов рекомендованных к просмотру ГПУ (Главным политуправлением). В итоге, среди Лениных в Октябре, в 1918 году, в Польше, в Разливе, короче среди сериалов о приключения вождя и его друзей, затерялось всего два фильма дающих возможность просто отдохнуть: » Иван Васильевич меняет профессию» и «»Двенадцать стульев». Так мы их и смотрели. Через день. День стулья, день Иван Васильевич. Верите, до сих пор каждый фильм наизусть знаю. И не мудрено, ведь каждый по сорок с лишним раз видел.
После небезызвестной демократической революции политруки несколько сломались, правда, ненадолго. Кто с горя в политику пошел, кто в бизнес, но никто не пропал. Например, наш бессмертный замполит Палов умудрился объять необъятное. Почуяв раньше других ветер перемен, Палов начал потихоньку херять руководящую линию партии, и на первых же выборах народных депутатов нашего поселка выдвинулся кандидатом, с программой из двух главных пунктов. Построить в поселке рынок, и хоккейную площадку для молодежи, и никакой политики. Столь конкретная программа ударила под дых всем неперестроечным кандидатам, и Палов прошел в депутаты на ура. Самое интересное, что свои обещания Палов выполнил. Сначала построили хоккейную площадку, а через год на её месте рынок. Как говорится два в одном. Палов стал председателем депутатского комитета по коммерческим организациям в поселке. Еще через год, он покинул этот пост, мотивируя, что вокруг одно ворьё. И открыл два магазина. Промтоварный и продовольственный. И начал процветать. Здорово быть каперангом откоммандированным в органы самоуправления, да еще с собственным бизнесом. Столь бурная деятельность вызвала законную зависть к Палову, у других слуг народа, и ему начали ставить палки в колеса. Магазины периодически арестовывались и закрывались, пока хитроумный Палов не нашел лазейку в местном законодательстве (которое сам и разрабатывал). Что -т о вроде, никаких налогов первые три года всем частным предприятиям общественного питания. За правильность не ручаюсь. И открылось в нашем ДОФе злачное место, под исторически обоснованным названием «Офицерское собрание». Его неплохо оформили, для северных широт.
А на стене даже материлизовалось огромное полотно одного таллинского художника «Битва при Гангуте», подаренная нашему экипажу лет восемь назад. Самое удивительное, что до того картина мирно висела в казарме, и вдруг оказалась в кабаке. Чудеса! Жизнь в офицерском собрании забила сразу и бурно. Мало того, что собрание перебило клиентов у местного ресторана «Мутный глаз» антуражем. Кухня у Палова оказалась тоже ничего. И народ пошел.
Магазины Палов закрыл за ненадобностью. Его авторитет снова полез вверх. Места в его кабаке уже заказывали, командование всех рангов устраивало здесь банкеты, народ дрался за места. Больше- то податься некуда. Вот так! Прям- таки полное повторение карьеры большинства демократов первого, да и второго разлива.
Другие замы, более ленивые и ненаходчивые остались при своих обязанностях. То есть перестроились в полном объеме, но по старой схеме. Портреты Горбачева сменили на Ельцина, маршалов Советского Союза на героев русской истории, конспекты первоисточников на личные планы офицеров по воспитательной работе. Здоровое духовное состояние военного стало основной задачей. И замы стали капелланами. Из кремневого большевика, оказывается очень быстро можно превратиться в капеллана. Очень, духовного, настоящего христианина. Со старыми замашками. Провозглашенная приказом духовность сущность и методы не меняет. И началось самое смешное. Как если бы, старый заматерелый унтер- офицер, начал ставить спектакль в любительском театре. Господи, это надо слышать и видеть. Как раритет, для потомков, я храню выкраденный из политотдела сценарий вечера «Добро пожаловать, товарищ лейтенант!» (кстати, с грифом «Для служебного пользования»). Судите сами, кстати, опус этот произведен на свет в 1995 году. Привожу в неполном объеме, но режиссерскую дословно:
Сценарий вечера.

Зал украшен символикой Российской федерации, Военно-морского флота, Северного флота, 3 флотилии, 31 дивизии. Необязателен, но необходим портрет руководителя государства. У входа два привратника-стража (мичмана или младшие офицеры) в костюмах богатырей проверяют пригласительные билеты и форму одежды гостей. В случае нарушения формы одежды, по дружески, с шуткой обращают внимание военнослужащего на недостатки в его внешнем виде. Звучат песни о море, флоте, родине. Приглашенные постепенно занимают места за столиками, согласно номерам указанным в билетах. Звучат позывные вечера. Можно не вставать.
ВЕДУЩИЙ:( Старший офицер, в безукоризненной форме одежды) …
Стихотворные строки я пропущу. Больно много места займут. Ведущий много говорит, и просит внести хлеб- соль.
В зал вносят хлеб- соль. Девушки (из числа военнослужащих по контракту) одеты в русские на¬циональные костюмы. Зау¬чит жизнеутверждающая, русская народная мело¬дия.
ВЕДУЩИЙ: Мы хпебом- солью издревле встречали
Друзей, пришедших к нам издалека.
Великий смысл недаром воплощали
Те хлеб и соль в дороге моряка.
Ведь в соли той — безбрежность океана
И ратный труд, что искренно солен,
А ломоть хлеба полностью, до грани
С родной землей у нас отждествлен.
Вас ждет работа: стрельбы, полигоны, тревоги, экипажи, кора6ли…
На плечи лейтенантские погоны, как две ладони Родины, легли.
Мы все своей страны родные дети,
Как говорится, испокон веков,
Сегодня мы за Родину в ответе
Не где-то, а у этих берегов.
Ваш славный путь на картах не отмечен,
Все впереди, ведь вы уж не курсант.
Мы открываем этот вечер встречи:
Добро пожаловать, товарищ лейтенант!
Исполняется песня О. Газманова «Офицеры» (первый куп¬лет и припев).
Слово для выступления предоставляется командиру объ¬единения (соединения, части). Можно не вставать. Тот коротко анализирует успехи деятельности молодых офицеров предыдущих выпусков, намечает основные направления становления нынешнего офицерского пополнения, шутит. После выступления командира звучат фанфары, барабанная дробь, в зале рас-крываются двери и важно входят глашатаи.
Далее глашатаи объявляют о прибытии морского царя, Нептуна.
Глашатаи сворачивают свитки и становятся у двери. Можно ввести в действие почетный караул, но не обязательно. Зву¬чит музыка М. Глинкн из оперы » РУСЛАН И Людмила» — марш Черномора. С первыми тактами музыки в зале появ¬ляется Нептун со своей сви¬той, весь зал его радостно приветствует.

Нептун много говорит, но его и другие речи, я почти не буду приводить. Они на самом деле очень хорошие и правильные. Но режиссура…
Нептун заканчивает. Из зала к Нептуну выходит заранее определенный офи¬цер из молодых лейтенантов, с хорошими голосовыми данными, и отдает рапорт морскому Владыке. Тот просматривает, и возвращает лейтенанту. Тот зачитывает залу рапорт. В ней звучит рассказ о нелегкой доле молодого офицера, шутливые жалобы о недостаточном внимании командования к молодежи.
Офицер читает, затем снова возвращает рапорт Нептуну.
НЕПТУН:
Рапорт ваш я принимаю
И серьезно обещаю:
Стиль такой искоренить,
А достойных наградить.
Но пора и праздник правите
Песни петь и лучших славить.
Тех, кто флоту повсеместно
Служит доблестно и честно.
И, чтоб знала их страна,
Назову их имена.
Владыка морен называет имена лучших молодых офи¬церов и приказывает им выйти к нему. Отбирать только офицеров сдавших в установленные сроки зачеты на самостоятельное управление, без нарушений воинской дисциплины, опрятно выглядящих, и утвержденных командирами частей. Лучшие офицеры, названные Нептуном, по приказанию ко¬мандира выходят на сцену и выстраиваются перед морским Владыкой, который медленно идет вдоль строя, любуясь выправкой офицеров и их образцовым внешним видом. Слуги из свиты Нептуна вно¬сят ларь. Нептун вручает офи¬церам ценные подарки (радиоприемники, шахматы, шашки и другое) со сло¬вами: » Благодарю за службу!», а те, в свою очередь, четко отвечают: «Служу Отечеству!». Средства на подарки собрать с командиров частей в приказном порядке.
Потом Нептун предлагает для полного удовольствия испить соленой воды. Ритуал обязательный- проходил каждый, но правда не в ДОФе, а на корабле, в первое погружение.
Двое из слуг Нептуна выкатывают бочку с соленой водой. Владыка морей берет кубок и щедро угощает морских офицеров. Некоторые из них морщатся, но пьют до дна. Крайне важно избежать случаев рвоты.
Нептун прощается.
Вновь звучит музыка М. Глннки «Марш Черномора». Нептун со своей свитой медленно уходит из зала, Звучит мелодия песни О. Газманова «Офицеры» (со второго куплета и до конца). После окончания песни, концерт художественной самодеятель¬ности (хорошо, чтобы в нем приняли участие и молодые офицеры),игры, викторины, аттракционы, шутки по вашему усмотрению. Офицерам отдела воспитательной работы пресекать попытки несознательной части офицерского состава покинуть праздник, доходчиво объясняя, что веселиться надо вместе, в своем военном коллективе. В конце программы получасовой танцевальный вечер, желательно под репертуар с военно-морской тематикой.
Даю голову на отсечение, что кое- кто, прочитав этот верх сценарного исскуства скажет: бред! Такого быть не может! Согласен, не может. Но есть. Храню рукопись эту дома в знак памяти, о времени проведенном мной врио замполита. Хотите верьте, хотите, нет! Я в ней не изменил ни строки.
И ведь самое интересное, что вне службы, все замполиты- нормальные, хорошие люди. Как одевают форму- все! Крепка же была партийная школа, черт возьми! Так что каста, осталась кастой. Как говориться: мафия бессмертна!

Добавить комментарий