чай-22

Мимоходом. Не врать- полезно!

Севастополь. Июль. Жарко. Училище пустынно. Все на практике. Только первый курс отходив зимой в Грецию на надводном корабле сдает экзамены позже всех. Сессия. Одолели первый экзамен. Как не отметить? Святое дело! Но бухта Голландия район сугубо военный, в магазинах курсанту спиртное не продадут ни за какие деньги. Остается одно- баба Дина. Сто метров до забора, десять за ним. Рубль- литр. Вино домашнее, если повезет не разбавленное всякой карбидной примесью. Кинули на морского, кому идти. Выпало мне. Схватил два чайника и к забору. Тактически рассчитал верно- идти посреди дня. Никто такой наглости и не заподозрит. Перелез забор, оплатил бабушке услуги, получил взамен полные чайники и полным ходом назад в родную казарму. Бегу, но аккуратно, чтобы не расплескать драгоценную жидкость. Никого впереди, около казарм пустота. Полная удача. Остается пара шагов до ступенек подъезда. И тут из него вываливает целый сонм начальников. Адмирал- заместитель начальника училища, каперанг- начфак, и еще множество старших офицеров. От погон зарябит в глазах и мгновенно вспотела спина. Стою перед всеми ними как последний идиот с двумя чайниками вина в руках, и что делать, совершенно не соображу. Начфак смотрит на меня, задирая бороду.
— Белов, что в таре?
Вопрос конкретный. Не увильнешь. Обреченно вздыхаю, и предчувствуя последующие за моим ответом репрессии отвечаю.
— Вино, товарищ капитан 1 ранга.
Общий хохот. Офицеры заливаются, кто во что горазд. Адмирал, смахивая выступившие от смеха слезы, укоризненно говорит начфаку.
— Ты Святослав Евгеньевич лучше разрешил бы своим орлам чайком в казарме баловаться. А то носятся за ним на камбуз, а потом от испуга плетут, что попало. Вино… Хм, выдумает тоже.
И вся группа, почтительно обступив раскрасневшегося адмирала, неторопливо удаляется по направлению к следующему подъезду. Я остаюсь стоять, разве что, не с подмоченными штанами. Обыкновенное оцепенение. В то, что цунами пронеслось мимо еще не вериться. Наверное, так бы и стоял, если бы из окна нашей сушилки не стали звать истерическим шепотом остальные участники предстоящего банкета. Все спало, и я шмелем влетел в казарму. С тех пор я понял одно намертво. Правду начальству говорить можно и нужно. Особенно когда оно её не ждет.

Добавить комментарий